Нуки, Переменный Ветер, текст песни

Искала выход

Крутила глобус

Если останусь

То точно тронусь

Все в этом звуке

Сыта по горло

По локоть руки

В стрёмных аккордах

 

Задувал под кожу переменный ветер

Переменный ветер врал неосторожно

Обещая, что на этом свете

Можно все на этом свете

Можно, но все невозможно сложно

 

Искала выход

Ломала двери

Глотала воздух

В плену истерик

В крови играла

Свобода с ядом

Осколки смысла

Валялись рядом

 

Задувал под кожу переменный ветер

Переменный ветер врал неосторожно

Обещая, что на этом свете

Можно все на этом свете

Можно, но все невозможно сложно

 

Летело время

Летели щепки

А птичка всё так и билась в клетке

Менялись двери

Менялись лица

Наверно клетка

Сидела в птице...

Комментариев: 5

About our life


Наша жизнь — словно бы компьютерная игра — с уникальной ультрасовеременной графикой, «с полным погружением» в виртуальную реальность, в целый Вымышленный Мир. Как и любая иная культовая Игра, поначалу Жизнь — яркая и интересная, с множеством сложнейших уровней, мелких расходных врагов и могущественных боссов, с великим Сюжетом, сложным и запутанным. Живя, каждый сущий день сражаешься — со несовершенством жизни и самой себя, с слабостями своего протагониста, персонажа или аватара, медленно «прокачивая» некоторые навыки. 

Только почему же многим из нас столь безумно нравятся игры за ПК и столь не по нраву Жизнь, «главная реальность», коя нам доступна, ради подключения к которой нам не нужны джойстики, консоли, VR-шлемы/мониторы, сетевые кабели? 

За компьютером, как и в случае с рождением, ты словно окунаешься в дивный незнакомый Мир, с некою легендой, ради некой «миссии». Ты проходишь уровень за уровнем, совершенствуешь способности и свою реакцию, постепенно узнаёшь некую Историю ну и постепенно приходишь к Финалу, проходишь Игру до конца и благополучно о ней забываешь. Но ведь Жизнь не такова! Уровни во ней, увы, не заканчиваются — и игра длится… годы! Уже 29 лет. 

Новые враги, новые преграды, новые сражения, бесконечная вереница боссов — и конца-края сему не видать! Вряд ли кто-то вообще может предсказать, каковым[?] окажется Конец… 

Именно вот это и сводит с ума! В случае с играми ПК — ты черпаешь удовольствие, ибо понимаешь, что Игра — на время, она под твоим контролем, ты сражаешься с логичной машиной, алгоритмы действия которой можно наблюдать, встраивать в систему ну и понимать, после, сим вооружившись знанием, видеть слабые места в логике враждебного ИИ ну и побеждать его. Таким образом, любая игра в скорости будет преодолена, все враги — расстреляны, все тайны — разгаданы, ну а ты получишь корону и отдых на лаврах. 

Но жизнь не такая! Игры на жёстком диске — проходишь неделями, подчас даже месяц, но Жизнь — бесконечна, наверное!..

И ты медленно/уверенно сходишь с своего ума — просто понимая Это… И не видишь в ней более коих-то конечных целей, рамок, направления, кой-то логики и Смысла, по большому счёту. 

Безграничный открытый игровой простор! Многопользовательский Мир!.. Тысячи всевозможных quest’ов на выбор!.. Мириады встроенных мини-игр внутри!..

Но ты, как Игрок, попросту теряешься, видя всё это Великолепие, будучи ослеплённой изумительным его блеском… 

Или Уже Наигрался — и не видишь проку вновь воссоздавать прежние сценарии, настоль предсказуемые — и боишься начать нечто Новое, вступив в ране недоступные игровые зоны с высокими требованиями… 

Порой так бывает, что ты не доволен выбором базовых настроек игрового своего альтер-эго и всю свою жизнь Воюешь за то, чтобы изменить их, перепрограммировать и переписать, сделав аватар свой, облик его/психику — своим Идеалом. Когда это получается (на кое-то время), чувствуешь себя счастливым. Когда снова приходится временно играть чуждую для сердца Роль — ты снова в конфликте с самое собой — и это изматывает, лишает желания Быть на этом свете. Хочется гармонии, хочется Финала — и неважно даже, проигрыша, поражения или же победы — попросту Конца всей этой истории. Чтобы утро попросту не наступало более ну и прежние «скелеты с шкафа», словно в «Дне Сурка», снова ежедневно не взывали к битве, тщетной и бессмысленной, прежде переигрываемой уже много тысяч раз, много тысяч дней — с прежнего же sav’а — с прежним поражением… 

Но ты «зависаешь» в своём Прохождении на чём-то болезненном, на чём-то бессмысленном — и буксуешь там словно джип в грязи… Жмёшь на газ отчаянно, выжимая с двигателя всё, до последней капли — оставаясь там же, в грязной своей яме — и склоняешься на руль в безмолвном отчаянье… 

И поэтому мечтаешь «Выйти из машины» — собственного тела — с робкою надеждой что смерть «аватара» покончит с Игрой, сюжет коей стал неинтересным, — и непроходимым. Одно вытекает с прочего. Игровая усталость… 

Но если бы это было правдой — было б на Земле столько разочаровавшихся и озлобленных людей?.. Вероятно, правы индуисты — что нас за погибелью уже поджидает новая утроба — ради продолжения Игры с того же момента, где мы… проиграли. Чтобы на сей раз сделать всё с умом, помня прежние ошибки и закономерности в своём поведении, ко к ним вели… 

Думаю, се правда — теория реинкарнации. Люди — плохие игроки. Им легче погибнуть, нежель одержать победу. Но, отчаявшись, упав, смешав себя с пылью на могиле, они рвутся в бой опять… 

За шансом к Победе, за шансом стать… Богом. Абсолютным Чемпионом Жизненной Игры… 

Это и поддерживает Мир, новые рождения, перенаселение… 

Игровой Азарт — юных и незрелых психик. 

Они жаждут лавров Победителей — но им невдомёк, что их Главный Враг и Финальный Босс — это… они сами...

Комментариев: 0

Чего мы страшимся?

Мир знал таких прекрасных, сумасшедших людей, и действительно, все великие люди на земле были немного сумасшедшими — сумасшедшими в глазах толпы. Их безумие выражалось в том, что они не были несчастными, не были обеспокоенными, не боялись смерти, не беспокоились о пустяках. Каждый момент они проживали полно и интенсивно, и благодаря этой полноте и интенсивности их жизнь стала прекрасным цветком — они были полны аромата, любви, жизни, смеха. Но эти, конечно, задевает миллионы окружающих вас людей. Они не могут смириться с тем, что вы достигли того, что упустили они; они попытаются любым способом сделать вас несчастными. Их осуждение — это нечто иное, как попытка сделать вас несчастными, нарушить ваш танец, забрать вашу радость — для того, чтобы вы снова вернулись обратно в толпу.

 

Нужно набраться смелости, и если люди говорят, что вы сумасшедший, примите это. Скажите им: «Вы правы; в этом мире только сумасшедшие люди могут быть счастливыми и радостными. Я выбрал безумие вместе с радостью, с блаженством, с танцем; вы же выбрали здравомыслие вместе с несчастьем, страданием и адом — наш выбор различен. Будьте нормальными и оставайтесь несчастными; оставьте меня наедине с моим безумием. Не чувствуйте себя обиженными; я ведь не чувствую себя обиженным всеми вами — так много нормальных, людей в мире, но я не чувствую себя обиженным». Это вопрос очень непродолжительного времени… Вскоре, когда они примут вас как безумного, они оставят вас в покое; тогда вы сможете предстать перед ними в вашем подлинном бытии — вы сможете отбросить все ваше притворство. Наше воспитание лишает ум целостности. Мы должны показывать лицо обществу, толпе, миру — не нужно, чтобы это было ваше подлинное лицо, на самом деле это и не должно быть вашим подлинным лицом. Вы должны демонстрировать такое лицо, которое людям нравится, которое люди ценят, которое, будет приемлемо для них — их идеологии, их традиции — и вам приходится хранить ваше подлинное лицо для себя. Это разделение усугубляется тем, что большую часть времени вы проводите в толпе, встречаясь с людьми, общаясь с людьми — очень редко вы остаетесь наедине с самим собой. Естественно, маски разрастаются, все больше и больше вытесняя ваше собственное лицо.

 

И общество в каждом порождает страх — страх, что вас отвергнут страх, что вас высмеют, страх потерять свою респектабельность, страх перед тем, что скажут люди. Вам приходится приспосабливаться к различным видам слепоты и бессознательности людей, вы не можете быть самими собою — это основная особенность нашего мира, вплоть до сегодняшнего дня: никому не позволяется быть самим собой. В тот момент, когда рядом присутствует другой, вы меньше интересуетесь собой; вы больше интересуетесь тем, какое у него будет мнение о вас. Когда вы одни в своей ванной, вы становитесь почти как ребенок — иногда вы даже строите рожи перед зеркалом. Но если вы внезапно осознаете, что за вами подсматривают в замочную скважину, пусть это будет хотя бы даже маленький ребенок, вы моментально меняетесь; вы становитесь обычным, прежним — серьезным, здравомыслящим, таким, каким люди хотят вас видеть. И самое удивительное в том, что вы боитесь этих людей, а они боятся вас: каждый боится кого-то еще. Никому не позволяется выражать свои чувства, свою реальность, свою Подлинность, а каждый хочет их выразить, потому что продолжать подавлять свое подлинное лицо — это настоящее самоубийство. Вы в долгу только перед вашей собственной сущностью. Не идите против нее, потому что это значит совершить самоубийство, разрушить себя. Чего вы этим добьетесь? Даже если люди станут уважать вас и будут считать очень трезвым, респектабельным, почтенным человеком, это не сможет насытить вашу сущность. Они не смогут дать вам большего проникновения в жизнь и ее потрясающую красоту.

 

Вы одиноки в мире: одинокими вы пришли в этот мир, одинокими вы покинете этот мир. Все мнения других останутся здесь; только ваши подлинные чувства, ваш истинный опыт будут сопутствовать вам даже после смерти. Даже смерть не сможет забрать у вас ваш танец, ваши слезы радости, вашу чистоту одиночества, ваше безмолвие, вашу безмятежность, ваш экстаз. То, что смерть не может отнять у вас, и есть единственное настоящее сокровище; а то, что может быть отнято любым, не представляет ценности, вас просто одурачили. Ваша единственная цель должна быть в том, чтобы лелеять и оберегать те качества, которые вы сможете взять с собой, когда смерть разрушит ваше тело, ваш ум, потому что эти качества будут вашими единственными спутниками. Они — единственная реальная ценность, и люди, которые приобретают их.- только они и живут, другие же лишь воображают себя живущими...

Чандра Мохан Раджниш

Комментариев: 6

Пока улетая с сайта

*долго и задумчиво небо созерцая*

Едва ли думы сии стоят той энергии, что была затрачена на их генерацию – ну и всех тех джоулей, эргов и калорий, кои Вы, Читатель, возможно, затратите на их постижение, но всё же…

Пускай прозвучат они, эти плоды сумасшествия ну и графомании!.. Ибо кое-что за ними всё-таки стоит. 

* Итак, отчего же каждый новый день многие из нас, увы, повторяют прежние ошибки в своём поведении, во своих реакциях на события жизни, в своих ощущениях, во своих желаниях — с прежним результатом, бессменно-ужасным, ведущим к страданию, мрачному умонастроению, неудовлетворённости, тоске и печали, подчас даже к думам покончить с собой – аки кульминации нашей неспособности выбраться из этой ловушки, штопора, спирали? 

Мне этот вопрос долго не давал покоя, всю свою сознательную жизнь: какова «механика» и первопричина страданий души? Любой нашей боли, коя не физическая и не обусловленная недугами плоти?

Само собой разумеется, заняться Такими исследованиями меня вдохновили годы «ада & кошмара» в своей голове, в собственной же психике — ну и я устала, смертельно устала всё это испытывать и переживать каждое мгновение, — ну и начала исследования в этом направлении, с простейшим желанием – во всём разобраться, — ну и, разумеется, найти кой-то способ, чтоб обезопасить себя во дальнейшем от любых мучений и любых страданий. 

«Не было бы счастья, так несчастье помогло», как гласит пословица. Не было бы детства в оковах депрессии, не было бы и исследований, не было бы этой «монографии», тебе ныне посланной.

Порой разум наш к чему-то полезному, увы, направляется только «срикошетив» о что-то ужасное, лишь чем-то обжёгшись, как-то пострадав.

Итак, естество моё, вдоволь нахлебавшись горя, всё-таки задалось вопросом: — Что же есть Страдание по сути своей? 

Величайший Гений прошедших эпох, мистик и учёный, Гаутама Будда, вывел изумительный и основоположный «закон психологии»: наши желания значат страдания. 

Мистер Достоевский почитал, что «…Страдание есть сомнение, есть отрицание. Страдание — да ведь это единственная причина сознания <…> сознание, по-моему, есть величайшее для человека несчастие, но я знаю, что человек его любит и не променяет ни на какие удовлетворения». 

Древнегреческий мудрец Эпикур также почитал, что «…Мудрость, аки результат изучения философии, всех нас исцеляет от душевных страданий». Отечественный доктор философских наук Климова считала, что «…Человек воспринимает сознание (сознание-страдание) как наказание за понимание, за то, что он открыл свободу в мысли, но совершенно не знает, что с нею делать».

Бросив во основу своего исследования эти положения, аз начала работу, уйдя в книги и эксперименты. 

И факты неопровержимы: Будда прав был, без тени сомнения. 

В основе терзаний — наша непокорность яви! Некие желания, чтобы во реальности всё было не так, аки оно происходит, но по нашей воле (игнорируя волю и стремление остальных существ). Но так не бывает, реальность течёт собственным черёдом — и мы, сие наблюдая, медленно и незаметно взращиваем во себе привычку всегда пребывать в плену недовольства, злобы и разочарования.

Сие состояние своего сознания, собственной души, неизменно пожинаем мы, действуя неадекватно своим обстоятельствам, будучи негибкими, сражаясь с реальностью, прочими, самими собой — в заведомо безнадёжной «битве», в «бою» за возможность себе подчинить ну и контролировать целое Существование. 

Просто просыпаясь и видя реальность — ею недовольны и с ней конфликтуем, и сопротивляемся — большинству из того, что в Ней происходит; тому, как Она (своими «деталями») действует на нас. 

В наше естество словно бы заложено нечто этакое, кое неспособно вести себя словно робот/простое животное, действующее точно и механистично, «на автопилоте», по своей встроенной программе. Нет — мы не такие! Нету внутри нас наперёд заданных программ на любой случай жизни.

Именно поэтому Нечто внутри нас — словно бы в агонии – причём постоянно! Оно так боится каждого мгновенья Жизни – ибо оно знает (причём хорошенько знает), что… ничего не знает и не контролирует – даже того, что случится в следующий миг (да, слегка утрирую, но Вы уловили суть). 

Это Нечто в нас — лишено всяческой опоры, оно умирает ну и возрождается в каждое мгновенье времени, оно всегда пребывает во здесь & сейчас — и часто страдает, — изумительную, невесть откуда пришедшую волю собственного эго силясь противопоставить воле прочих элементов сего Бытия — увы, безуспешно, в большинстве своём. Что нас и расстраивает, приводит к печали — эта невозможность тотчас получить что-либо желанное, подстроив реальность под свои предпочтения, материализовать грёзы и идеи в настоль сладострастном акте Созидания!..

У нас есть Потребность, множество потребностей – но мы неспособны тотчас их удовлетворять. С нас ключём фонтанирует чистая энергия – но мы не даём ей выхода, не даём ей русла – и она скапливается в нас, точно пар во перегреваемом котле – рискуя «взорвать» нас – но мы ведь не знаем, как ей управлять, этою энергией, всем этим давлением и температурой в своём естестве!

Вероятно, в этом заключается ужас и величие — бытия собой, Человеком, Чувствующим существом, существом сознательным — но не слишком умным — судя по тому, сколько мы страдаем, головою колотясь о стенку, в закрытые двери — всё ещё не научившись — управлять… собой.

Этому ль виной — принципы устройства нашего таинственного головного мозга, коий, несмотря на циклы бодрствования/сна, бережно хранит во оперативной памяти фабулу вчерашних дум (с того самого мгновения, как мы отключились, сваливаясь во самозабвенье сна), фабулу мировоззрения, кою «программировали» и формировали мы все предшествующие годы; фабулу страстей наших и желаний? 

Кои только механизмы психики снова и снова лишают нас Ясности и Понимания (сущности текущих жизненных условий/настроек реальности), понуждая действовать и двигаться в ложном направлении, приводя к ошибкам, печальным последствиям? Нас, живые механизмы, созданные Богом или Эволюцией. 

Созданные и воспитанные… самими собой.

Причина проста. Наша невнимательность и неосторожность, «распылённость» нашего сознания по многим объектам и внешним вещам – и уход «прицела» нашего сознания с… самого себя. 

С «центра управления» своим состоянием, своим поведением, любыми настройками собственного естества, — а когда самоконтроль теряется, самоуправление – и «лётчик временно выходит с кабины», случаются слепые поступки – и расплата за них с стороны реальности – в качестве обратной связи или наказания, призванного разбудить нас, словно бы водителей, кои, утомившись, прямо за рулём впадают во дрёму.

Такова механика. Так нам стаёт больно — когда «засыпаем», бодрствуя.

P.S. Подобно тому, как предназначение предмета предопределяет форму его воплощения, так и наше поведение (в каждый текущий момент) полностью определено ну и обусловлено нашими Истинными Намерениями, целями, желаниями — Подлинными, а не декларируемыми. Теми, кажущимися нам «приемлемыми», — хотя зачастую внешне, исходя с приличий ну со оглядкой к ожиданьям прочих, часто мы можем «твердить», что наши поступки Таковы (настолько неадекватны) в силу давленья на нас неких форс-мажоров, некой непреодолимой бессердечной силу ну и обстоятельств — и мы просто не могли «поступить иначе». Удивительную эту формулу легко применять к другим, оных осуждая, чувствуя себя мудрым Соломоном, но коль применить её в отношении самих же себя, мы тотчас же увидим нечто поразительное, — ну и неприятное, ранящее самолюбие. 

Жизнь непредсказуема, обстоятельства бывают разными. Когда всё идёт «не так» и мы паникуем, и мы ошибаемся, и мы допускаем явные оплошности, а после горюем и тяжко страдаем — то нужно признать печальный тот факт, что мы… сами виноваты в этом. Сами — одинокие пилоты в пустых небесах, обделённые мудростью и опытом, силами и временем для разработки коего-то стройного ну и идеального выхода, решения. Судьба ведь не ждёт, вызовы Её — словно бы игра в пейнтбол: на миг растерялся — значит, уже умер.

Ну и всякий раз, когда мы Страдаем, когда мы в печали иль чем-то недовольны, стоит ясно понимать, кто первопричина этого[?]; кто инициатор этого процесса, этого явления… 

А это — мы сами, никто кроме нас. Но мы так страшимся взглянуть правде в глаза — ибо понимаем, что се в один миг разрушит хлипкий тот фундамент всех наших психологических защит, благодарствуя которым психика наша/сознание годами «снимало с себя ответственность» — за хмельное ну и неумелое управление собственной же жизнью. Всё столь тривиально…

 

Комментариев: 12

Бхагавадгита, глава 7


Услышь, о Партха (* главный герой Гиты), как, практикуя йогу, приняв прибежище во Мне, с умом, устремленным ко Мне, ты несомненно и всецело познаешь Меня.Я поведаю тебе полностью о знании и об осознании, когда ты постигнешь их, тебе больше нечего будет познавать.Среди тысяч людей едва ли один стремится к совершенству, а с достигших совершенства едва ли один познает Меня.Земля, вода, огонь, воздух, эфир, разум и душа — такова Моя разделенная энергия. Это Моя низшая природа; узнай, о могучий, об отличной от нее Моей высшей природе, которая в форме индивидуальных душ поддерживает Вселенную.Знай, эти две природы — сердце всех существ. Я — источник и конец всего Мироздания.Нет ничего выше Меня; как жемчужины на нить, на Меня нанизано все, что существует.Я — вкус воды, Я — свет солнца и луны, Я — суть всех святых писаний, Я — звук в эфире, Я — человечность в людях.Я — чистый запах земли, Я — жар огня, жизнь во всех существах и мечта всех подвижников.Познай Меня, как вечное семя всех существ, Я — разум разумных, Я — сила могущественных.Я — око премудрых, лишенных желаний, привязанностей. Я — желание в всех существах.Знай, что все состояния бытия — благость, страсти и неведение — рождены от Меня одного; и все же Я — не в них, хоть и они — во Мне.Введенная в заблуждение этими тремя гунами природы [* состояниями нашего сознания], вся вселенная не знает Меня, стоящего над этими гунами и непреходящего.Воистину, ловушка устремлений разума, состоящая из гун, трудно преодолима. Но предавшиеся Мне одному легко преодолевают ее, порождающую иллюзии.Злодеи, глупцы, низшие из людей, лишенные иллюзией знания и обладающие демонической природой, не предаются Мне.Четыре рода праведных людей поклоняются Мне: страдающие, ищущие знания, ищущие богатства и мудрые.И лучший из них — мудрый, всегда неизменный в преданности Единому, ибо исключительно Я дорог мудрому, и он также дорог Мне.Все они благородны, но мудрый, Я считаю, словно Я Сам. Ибо он, непоколебимый умом, обращается ко Мне одному, как к наивысшей цели.В конце многих рождений мудрый приходит ко Мне, осознав, что Абсолют — это ВСЁ. Но редко встречается такая душа.Те, чье знание похищено вожделением, предаются другим богам, следуя тем или иным обрядам, понуждаемые своей природой.Каким бы образам полубогов ни стремился поклоняться преданный с верой, Я делаю его веру непреклонной.Наделенный такой верой, он занимается поклонением этому идолу и от него получает все желаемое, которое на самом деле дается Мной одним.Но преходящ плод маломудрых. Поклоняющиеся полубогам идут к полубогам; преданный Мне идет ко Мне.Неразумные считают Меня, непроявленного, обычным проявлением, не ведая Моей высшей природы, вечной, непревзойденной.Я не открыт для всех, сокрытый своей внутренней энергией (йога-майей). Этот заблуждающийся мир не знает Меня, нерожденного, вечного.Я знаю прошлое, настоящее и будущее всех существ, но Меня не знает никто.Все существа пребывают в неведении от самого рождения, введенные в заблуждение двойственностью, проистекающей из желания и ненависти.Но люди, совершающие благочестивые дела, искоренившие свои пороки и свободные от заблуждения двойственности, поклоняются Мне, храня твердость в обетах.Те, кто, найдя прибежище во Мне, стремятся к освобождению от старости и смерти, познают в полноте Брахмана, индивидуальное я и всю карму.Те, кто познал Меня в материальном проявлении, полубогах и в жертвоприношениях, те, непоколебимые умом, осознают Меня даже в час смерти...

Комментариев: 0

О всех нас...


«…Льюис Яблонский ввёл прекрасный термин — «робопатология», а человека, страдающего ею, он назвал робопатом. «Робо» означает машина, автомат, тот, кто живет механистичной жизнью, однообразной жизнью, тот, у кого нет приключений, тот, кто просто перелистывает свои серые будни. Он удовлетворяет повседневные нужды, но никогда не реализует вечную нужду, вечный вызов.

 

Он будет ходить в офис, на завод, возвращаться домой, будет заботиться о детях и жене, он будет делать тысячу и одну вещь — и делать их очень эффективно — но он никогда не будет живым, вы не найдете в нем жизни. Он будет жить так, как будто он уже мертв.

 

Робопат — это прекрасное слово. Люди всегда говорили об этой патологии — они называли ее многими именами. Например, говорили, что человек — это машина. Гурджиев принес эту суфийскую мысль в западное сознание. Суфии говорят, что человек пребывает во сне. Суфии говорят, что человек мертв, его еще нет, он только верит в то, что он есть, но эта вера — своего рода мечта.

 

Эту робопатологию необходимо понять. Это одна из основ суфизма.

 

Робопат — это человек, чья патология влечет за собой роботоподобное поведение и существование. Он только называется человеком. Он мог бы быть и компьютером: он вполне может им быть. Робопат — это человек, который функционирует нечувствительно, механично — как мертвый. Робопат — это автомат. Состояние его существования даже не нечеловеческое. Он не человек, впрочем, он даже не является и не-человеком — потому что, чтобы быть не-человеком, сначала вы должны быть человеком. Его состояние существования может быть описано только так, как его описывают суфии, — они называют его вне-человек. У него нет человеческой ценности, ни в чем. Он ни человек, ни не-человек, он вне-человек.

 

Первый признак робопаталогии — это сон. Вы обнаружите, что робопат все время пребывает во сне. Он ходит, но ходит во сне. Он говорит, но говорит во сне. Он делает многие вещи, он стал идеально эффективным в выполнении обычных действий в жизни. Но понаблюдайте за собой и за людьми. Вы продолжаете снова и снова делать одно и то же. Постепенно необходимость быть внимательным к своим действиям пропадает, вы можете их делать на автомате. Вам не нужно присутствовать в них.

 

Когда вы только учитесь водить машину, первые несколько дней вы должны присутствовать. Поэтому так трудно чему-то учиться, потому что, чтобы чему-то учиться, вам приходится, по крайней мере, немного выходить из сна. Иначе как вы научитесь?

 

Робопатов никогда не интересует новое. Обучившись нескольким вещам, они продолжают ходить по этому порочному кругу. Каждое утро одинаково, каждый вечер одинаков. Каждый раз, когда они едят или говорят, или занимаются любовью, все одинаково. Они для этого совсем не нужны. Они не делают ничего с помощью сознания, они продолжают создавать пустые жесты. Поэтому в жизни так много скуки. Как можно оставаться восторженным, постоянно повторяя старое? Это первый признак — сон.

 

Второй признак — это сновидения. Робопат все время видит сны, не только ночью, но даже и днем. Он грезит наяву, фантазирует. Даже когда он что-то делает, глубоко внутри он грезит. Вы можете обнаружить это в любое время. Закройте глаза в любой момент и посмотрите внутрь: вы увидите, как перед вами мелькают мечты. Это происходит постоянно. Это как звезды — днем они не исчезают, они лишь становятся невидимыми, потому что свет солнца слишком ярок. Но звезды там, небо наполнено ими так же, как и ночью, — в точности так же, как и ночью. Когда солнце сядет, вы увидите, как звезды снова начнут появляться. Они никуда не уходили, они были там, просто ждали, когда сядет солнце.

 

Ночью вы начинаете видеть сны. Эти сны не исчезают днем, из-за того что вы вовлекаетесь в тысячу и одну заботу повседневной рутинной жизни, они продолжают скрываться глубоко в бессознательном. Вы можете обнаружить их в любой момент. Закройте глаза, подождите одно мгновение, и вот он — сон. Сон присутствует всегда. Ваши глаза наполнены сном, а ваш ум наполнен сновидениями.

 

И третий признак — ритуальность. Робопат не выходит из ритуалов, он никогда ничего не делает через сердце. Он поздоровается, потому что он должен это сделать, или же потому, что делал это всегда. В его приветствии не будет сердца. Он поцелует жену, но это будет лишь повторением пустого жеста. В его поцелуе нет поцелуя. Он обнимет кого-нибудь, но лишь его кости прикоснутся, его кожа прикоснется, сам он останется таким же далеким, как и всегда. Его в этом нет. В одном вы можете быть уверенными — его ни в чем нет.

 

Но робопаты — великие почитатели ритуалов. Они зависят от ритуалов. Они все делают так, как это следует делать. Ритуал сам по себе лишен творчества. Человек ритуалов никогда не спонтанен, он не может себе позволить быть спонтанным. Если вы хотите быть спонтанными, вам придется быть бдительными. Для спонтанности необходима одна обязательная составляющая — бдительность. Если вы не бдительны, вы не можете быть спонтанными.

 

И, конечно, как вы можете быть творческими? Если вы все время повторяетесь, как вы можете быть творческими? Даже великие творцы не часто бывают творческими. Даже великие художники могут повторять свои собственные картины, великие поэты могут повторять одну и ту же поэму снова и снова.

Лишь очень редко человек действительно что-то создает, такие моменты творчества — это моменты духовной радости. Поэтому творчество приносит столько радости. Творческий человек — счастливый человек, нетворческий человек — несчастный человек.

 

Вместо того, чтобы проживать жизнь, робопат создает ритуал. Например, если он молится, его молитва — это ритуал. Он выучил определенную молитву, он идет и повторяет ее, он идет в церковь, ведь он освоил ритуал. Возле церкви может быть синагога, но он не пойдет туда — хотя эта синагога может быть более спокойным и благодатным местом. Не пойдет он и в мечеть, хотя и она может быть еще более спокойной и благодатной. Нет, он идет в свою церковь, ведь в воскресенье все христиане идут в церковь. Если вы по-настоящему хотите молиться, церковь — это последнее место. Если вы хотите молиться, вам следует найти синагогу или мечеть, где будет тишина и присутствие Бога. Но христианин не может туда пойти. Он не заинтересован в молитве, его не интересует Бог, его интересует только определенный ритуал. Это дает ему ощущение того, что он христианин.

 

Буквально на днях я прочел одну историю...

 

Седжвик, старший сын из бостонской протестантской семьи, как-то вечером вошел в кабинет своего отца и сделал шокирующее заявление. Он намеревается открыто жить со своим бойфрендом из консервативного Бикон-Хилла.

«Проклятье! — воскликнул родитель. — С тех пор, как наша семья переехала сюда, у нас не было подобного скандала».

«Я ничего не могу поделать, — сказал Седжвик, — я люблю его».

«Побойся Бога! — закричал отец. — Он же католик!»

 

Вот в чем настоящая проблема. Вот в чем скандал. Вот что тяжело для родителей.

Ритуальный ум всегда такой. Он все время упускает настоящую проблему. Он никогда не видит настоящую проблему, он создает несуществующую проблему, потому что несуществующую проблему так легко решать — помните это. Вы чувствуете себя хорошо от того, что решили ее.

 

Поэтому люди любят разгадывать головоломки, кроссворды и подобные вещи. Решение кроссвордов дает вам ощущение того, что вы действительно что-то решаете. Это глупо. Ничто не решается, когда разгадывается кроссворд. Ваша жизнь остается такой же нерешенной и такой же сложной и запутанной, что и всегда, но вы чувствуете, что, по крайней мере, что-то вы смогли решить. Иначе в этом нет нужды. Жизнь — такая великая головоломка, если вы хотите ее решить, решайте. Зачем создавать маленькие, крошечные, незначительные сложности и головоломки и решать их? Да, они позволяют вам хорошо себя чувствовать. Но они заставляют вас избегать самой жизни. Жизнь слишком велика и опасна, а решение кроссвордов не содержит в себе никакой опасности. Если вы решите его — замечательно, если не решите — ну, ничего страшного.

 

Люди с интересом наблюдают за тем, как живут другие люди. Они ходят в кино, чтобы видеть, как другие люди любят, они ходят смотреть на танец, как танцуют другие люди; они ходят смотреть на рукопашные бои, как другие люди борются. Люди стали зрителями. Это дает им ложное чувство, будто они являются частью танца или частью любовного романа, который сейчас разворачивается перед ними. Они продолжают просто смотреть: зрители, мертвые и безжизненные. Их жизнь — это ноль. И если вы всмотритесь в их жизнь, вы обнаружите, что они снова и снова повторяют одни и те же движения»...

Чандра Мохан Раджниш

Комментариев: 6

О Смерти


«…Дух: Смерть неизбежна.

Я: Но я не хочу умирать.

Дух: Почему?

Я: Я еще очень много не успел сделать.

Дух: Что еще тебе надо сделать, чтобы быть мной?

Я: Мне еще надо получить образование, построить карьеру, вырастить детей, попутешествовать по миру.

Дух: Хорошо. Но помни, что смерть охотится за тобой.

Я: Ну что ты все заладил, смерть, смерть… Я молод еще.

Дух: Молодые тоже могут умереть.

Я: Не говори так, пожалуйста. Мне становится плохо.

Дух: Назови возраст, в котором ты хотел бы умереть?

Я: Я не хочу умирать!!!

Дух: Но это неизбежно.

Я: Остановись.

Дух: Неизбежно.

Я: Стой, хватит.

Дух: Неизбежно.

Я: Прошу тебя, замолчи.

Дух: Неизбежно…

Я:…

Дух: Что с тобой?

Я: У меня депрессия.

Дух: О чем страдаешь?

Я: О себе страдаю. Я понимаю, что однажды я все потеряю.

Дух: Да, это так. Это должно произойти. И раз это предначертано, то зачем печалишься?

Я: Но ради чего тогда жить?

Дух: Живи ради самой жизни. Просто живи. Если что-то придет к тебе, то бери это. Если что-то уходит от тебя — отпускай.

Подобно тому, как однажды жизнь пришла к тебе и ты ее принял. Если однажды она уйдет — отпусти.

Я: Мне не стоит бороться за жизнь?

Дух: Ну почему же, борись. Но борись за нее ради самой жизни. Это все игра, как ты не понимаешь! Ты играешь в жизнь, ну так играй на всех уровнях. Там, где надо бороться — борись, но при этом не сожалей, если ты проиграешь. Ведь ты бессмертен.

Я: А как мне понять свое бессмертие?

Дух: Прими свою смерть. Осознай, что она неизбежна. Осознай, что ее приход зависит не от тебя. И однажды она придет и заберет все, что у тебя есть.

Я:…И???

Дух: Пусть свершится. Это произойдет в любом случае, ну тогда зачем расстраиваться? Живи полной жизнью, не сожалея ни о чем и, самое главное, не сожалея о себе. Отпусти себя. Играй в эту игру. Нет ни одного сценария лучше или хуже в этой жизни. Впусти в себя смерть, стоя лицом к ней.

Я: Что это значит?

Дух: Все живут, уподобляясь зову своего ЭГО.

Они живут, словно бессмертны. Они не принимают смерть. И когда она приходит, они бегут от нее, поворачиваясь к ней спиной.

Я: А надо быть к ней лицом?

Дух: Конечно, ведь после нее ты увидишь меня.

Я: Но это так трудно — принять свою смерть.

Дух: Да, но ты не сразу. По чуть-чуть. Самое главное, старайся, ведь смерть придет за тобой сегодня.

Я: СЕГОДНЯ???

Дух: Да, сегодня. Она всегда приходит сегодня. Ведь у тебя, кроме сегодня, времени нет.

Я: В смысле? Я не понимаю!

Дух: Всегда есть только этот день, только сегодня, только здесь и сейчас. У тебя нет завтра.

Когда наступит новый календарный день, это опять будет сегодня. Тебя нигде нет, кроме сегодня. И здесь присутствуем Я, ты и Смерть.

Я: И смерть тоже здесь?

Смерть: Да, я здесь.

Я: И долго ты уже тут?

Смерть: С самого твоего рождения.

Я: Ты за мной пришла?

Смерть: А за кем еще? Дух твой бессмертен. Поэтому за тобой.

Я: И чего ты ждешь?

Смерть: Жду, когда ты примешь меня и развернешься ко мне лицом.

Я: Зачем тебе это?

Смерть: Только так я не приношу людям страдания.

Но люди бегут от меня, считая меня чем-то ужасным. И я забираю их, чтобы проводить к Духу, но они не видят Его.

Я: И что тогда?

Смерть: Тогда снова на перерождение. И так снова и снова, пока человек не перестанет испытывать страх.

Я: Но что же мне делать?

Смерть: Посмотри на меня.

Я: Мне страшно…

Дух: Не бойся, я рядом.

Я: А как мне на тебя посмотреть?

Смерть: Закрой глаза.

Я: Закрыл.

Смерть: А теперь ты больше их не откроешь.

Я: Мне страшно, я хочу открыть их.

Смерть: Не бойся, просто смотри.

Я: Я что-то вижу…

Смерть: Что ты видишь?

Я: Я вижу свои желания, которые я еще не воплотил.

Смерть: Не беспокойся о них. Отдай их мне.

Я: Вижу свое прошлое. Я был таким придурком, тратил время на какую-то ерунду.

Смерть: Это тоже я заберу. Не неси эту тяжкую ношу. Что еще ты видишь?

Я: Я вижу жалость. Мне так жаль, что я больше не увижу своих близких. Я так хочу их обнять.

Смерть: Я забираю и это. Что-нибудь осталось?

Я: Нет, больше ничего нет. Пустота вокруг.

Смерть: Ну, и как себя чувствуешь?

Я: Хорошо. Хм, даже очень хорошо. Стало так спокойно.

Смерть: Здорово избавиться от этого лишнего хлама в виде прошлого, будущего и жалости, правда?

Я: Да. А знаешь, это не так уж и страшно.

Дух: Ну! А я что говорил. Смерть — мой лучший друг. Не понимаю, почему ее все боятся?

Я:…

Дух:…

Смерть: Ну все, открывай глаза.

Я: Я жив?

Смерть: Пока да. Но не расслабляйся, однажды я приду за тобой окончательно. Только не накопи этого хлама.

Я: Смерть…

Смерть: Что?

Я: А когда ты придешь?

Смерть: Как всегда — сегодня»...

© Альтер-эго, уважаемый магистр Лотосного форума.

Комментариев: 4

* * *

Шри Гаудапада: «Мандукъя-Карика», часть вторая

 

Мудрецы провозглашают, что все объекты, видимые нами во сне — призрачны и нереальны потому, что они заключены внутри спящего сознания, ограничены миром сновидений. 

Человек во сне остается на месте, у него для этого нету никакой возможности, хотя во снах ему кажется, будто он в движении. И когда он пробуждается, он находит себя в ином окружении, нежели то, которое ему снилось.

Несуществование сюжетов, персон и событий, виденных во сне, подтверждается в Шастрах на основе логики. Мудрецы считают, что Шастры подтверждают нереальность мира, видимого нами в бодрствующем состоянии; его иллюзорность устанавливается хорошо аргументированными доводами разума. 

Также, как мир, представляющийся в сне, просто невещественный продукт нашего ума, так и объекты, воспринимаемые в бодрствующем состоянии, не являются реальными. Просто иллюзия бодрствования — боле длительна и привычна нам. 

Мудрые не видят никакой принципиальной разницы между состояниями бодрствования/сна, ибо и там (наяву), и там (во сне) объекты — преходящи и изменчивы, совершенно нереальны относительно всех нас. 

То, что не существует в Начале и не существует в Конце, то, воистину, не существует и в Середине; но, словно миражи, изумляющие странников в степи, они (объекты внешнего мира) кажутся реальными. 

Объекты, созерцаемые нами в бодрствующем состоянии, совершенно бесполезны во сне и потому не имеют абсолютной ценности. Будучи подверженными рождению и смерти, созиданию и разрушению, их безоговорочно стоит признать нереальными, относительными, существующими лишь за счет сравнения с собственными противоположностями. 

Когда человек просыпается, то ему кажется, что он пробудился ото Сна к Действительности. Но на самом деле, и то, и другое состояние предлагает сознанию нереальный мир призрачных вещей, изменчивый, словно дым, не более постоянный, нежели рисунки на песке в линии прибоя. 

И в бодрствующем состоянии мы имеем ту же картину: нам кажется, что творения нашего ума, видимые в сновидении, в действительности — недействительны, а внешние материальные объекты реальны, но интуиция подсказывает нам, что и те, и другие — в равной степени нереальны. 

Если все объекты в обоих состояниях нереальны, то кем же является тот, кто осознает и придумывает их? 

Атман (душа), силой своей майи (способностью грезить), придумывает — себя и в себе. Только Он создает и осознает объекты. Таков вывод Вед. 

Весь этот разнородный, многогранный мир, состоящий из материи, существует в уме Бога-Атмана (по аналогии с тем, как в самих нас существуют мысли или сны). Направляя Свой ум вовне, Господь таким образом измышляет всю ту совокупность наблюдаемых нами вещей. 

Внутренние вещи (объекты), длящиеся (существующие) ровно столько, сколько длится мысль о них, а также объекты, воспринимаемые во сне и наяву, — все они попростую пустые выдумки, грезы и фантазии. Между ними нет никоей разницы, они одинаковы, как капли воды. 

Те объекты, которые существуют в непроявленном (авьякта) виде внутри ума, и те, что существуют проявленными вовне, все они — иллюзия. Разница между ними заключается лишь в разнице чувств, посредством которых они «воспринимаются» нами. 

Сначала Он (божество) придумывает «индивидуальную душу», затем декорации, всевозможные внешние объекты, устремления, потребности ума (те же объекты внутри). И память согласуется с этим. 

Точно также, как в темноте человек путает веревку, которую он не разглядел, со змеей, пуговку с монетой, друга с незнакомцем в толпе, также он путает Брахмана с множеством упадхи (ограничивающих факторов), которые порождены майей. 

Когда человек распознал в веревке веревку, тогда все заблуждения и иллюзии в ее отношении исчезают. Осознание Сущности (Атмана) происходит точно таким образом. 

Сущность путают с праной (жизненной силой) или другими субстанциями. Это и есть майя Брахмана, из-за которой Он сам вводится в заблуждение. 

Те, кто фиксируют внимание на пране, отождествляют Атмана с праной. Те, кто фиксируют внимание на элементах, отождествляют Его с элементами. Те, кто фиксируют внимание на гунах (заблуждениями нашего ума), отождествляют Его с гунами. Те, кто фиксируют внимание на категориях, отождествляют Его с категориями. 

Те, кто знают «стопы», принимают Его за «стопы». Те, кто знают объекты чувств (индрияртхи), принимают Его за объекты чувств. Те, кто знают вселенные, принимают Его за вселенные. Те, кто знают деватов (полубогов), принимают Его за деватов. 

Те, кто знают (т.е. изучают) Веды, принимают Его за Веды. Те, кто знают (т.е. совершают) жертвоприношения, принимают Его за жертвоприношения. Те, кто знают наслаждающегося, принимают Его за наслаждающегося. Те, кто знают объект наслаждения, принимают Его за объект наслаждения. 

Знающие тонкое принимают Его за тонкое. Те, кто знают крупное, принимают Его за крупное. Те, кто знают бога, обладающего формами, отождествляют Его с формами. Те, кто поклоняется бесформенному, отождествляют Его с пустотой. 

Знающие время принимают Его за время. Знающие пространство принимают Его за пространство. Спорщики отождествляют Его со спором. Те, кто занимаются космологией, принимают Его за бесконечное множество миров.

Знающие манас (разум) принимают Его за манас. Знающие буддхи (сознание) принимают Его за буддхи. Знающие читту (мыслительную способность) принимают Его за читту. Знающие дхарму (праведность) или адхарму (беззаконие) принимают Его за дхарму или адхарму. 

Некоторые утверждают, что Абсолют состоит из 25-ти таттв (первоэлементов), а некоторые из 26-ти. Некоторые считают, что Он состоит из 31-й категории, а некоторые — что Он состоит из бесконечного их количества. 

Те, кто погружены в человеческие (мирские) наслаждения, отождествляют Его с такими наслаждениями. Те, кто знает (т.е. соблюдает) ашрамы (стадии жизни), отождествляют Его с ними. Грамматики отождествляют Его с мужским, женским и средним родом. Прочие отождествляют Его с трансцендентным или не-трансцендентным. 

Сторонники сотворения отождествляют Его с сотворением. Знающие растворение принимают Его за растворение. Знающие сохранение принимают Его за сохранение. Но все эти идеи (понятия) — просто домыслы, то есть наложения (суперимпозиции) на Брахмана каких-то определений, ограничивающих Его абсолютную непостижимость и безграничность. 

Все, что может быть показано (представлено), — все это лишь вещи, которые видит видящий (субъект). Он отождествляется с ними, и пытается найти в них удовлетворение. Захваченный ими, Он становится поглощенным ими. 

Хотя Видящий и неотличен от них (от своих мыслей, представлений), все же Он идентифицирован, как отличный. Каждый, кто знает эти тонкости, может правильно толковать Веды. 

Единственный (без второго) Свидетель видит всю вселенную, словно сон или мираж, без тени сомнений.

Нет ни смерти, ни становления (рождения), ни порабощенных душ, ни искателей освобождения, ни освободившихся. Это Абсолютная Истина (парамартха). 

Он постижим и как Адвайта, и как нереальные предметы. Парадоксально, как эти вещи могут восприниматься в недвойственности! Поэтому Адвайта — учение, не вмещающееся в слова, но ведущее к тишине, в которой власть снов постепенно теряется. 

С точки зрения Брахмана, мир (прапанчха) не существует ни как зависимый, ни как независимый, ни как разделенный (дифференцированный), ни как неразделенный. 

Глубокомысленные мудрецы, знающие смысл Вед, свободные от страсти, страха и гнева, видят, что эта сущность свободна от всех определений, ограничений, от всех атрибутов феноменального мира. Эта Сущность — Адвайта, недвойственность. 

Зная все Это таким образом, сконцентрируй свой ум на недвойственности. Достигнув недвойственности, живи как бы вне ума (т.е. независимым от ложных ментальных концепций). 

Избегай лести, славы, и прекрати исполнять формальные церемонии и обряды. Отдай свои тело и душу на волю Бога, бросив все усилия ума контролировать действительность. 

Укрепившись в своей внутренней реальности, отринув упадхи (т.е. внешний мир), стань единым с реальностью Брахмана, найди в ней свою радость, и никогда не отклоняйся от нее...

Комментариев: 0

...Используя редкий плот рождения человеком...

… Используя плот редкого человеческого рождения,

Мудрые пересекают реку непостоянства

И достигают берега бессмертия.

Шуддха Дхарма сказал:

«Пойми, о Анама,

Весь мир как иллюзию, как мираж в пустыне.

Познай, существует лишь Неделимое,

Бесформенное, Всепронизывающее

Сознание – Источник,

он превыше Учений и методов йоги.

Нет иного Бхагавана, кроме Нерождённого Ума.

Называют его Пустотой или Праджняной,

но не ведают сути.

Познай, о Анама,

твоё «Я» – подобно пространству,

Непостижимое, Незапятнанное и Бесконечное,

Безупречное, полное блаженства.

Оно, а не что-то другое, лежит

в основании Вселенной имён и форм,

в нём нет ни рождения, ни смерти.

Беспокойство и страдания рождения-смерти

возникают от двойственных воззрений.

Если, созерцая, не придерживаться

ложных взглядов, действия

и их последствия всегда

будут изначально чистыми.

Не колеблясь, оставайся в этой чистоте!»

Йогин Анама созерцал пятьсот лет без перерыва.

И так выразил своё постижение,

передав его ученику Махамурти:

«Увлёкшись концепциями,

пребывая среди двойственных взглядов,

я был подобен слепому гостю

в доме глупых хозяев.

Лишь тот, в чьё сердце вошли слова Учителя,

видит Истину Реальности «Я» ясно,

как плод миробалана

на своей ладони.

Ища Просветление вовне повсюду,

я был подобен тому,

кто, имея в руках пищу,

выбросил её и отправился

просить подаяние.

Нет Брахмана иного, кроме сознания!

Все явления, такие как мир и тело, –

проекции сознания.

А сознания, в самом деле не существует,

оно пусто в своей сути.

Высшая Реальность «Я»

абсолютно чиста и за пределами усилий.

Хотя она и пуста, всё постоянно возникает в ней.

Если хочешь жить без страданий,

не порождай понятий того или этого,

созерцая, не отвлекайся днём и ночью.

Исследуя «Я», ищи его корень-основу,

обнаружив – поймёшь:

Есть один Бхагаван –

Нираламбха (Безопорное Сознание),

поклоняясь ему, воистину,

тебе не на что опереться!

Познай состояние без опоры

как само совершенство!

И пребывай уверенно в свободе!»

Обретя полное Пробуждение,

Махамурти сказал своим ученикам:

«Из-за авидьи – демона неведения,

вся Вселенная, которой никогда не было,

видится непросветлённому

грудой объектов.

Из-за асмиты – демона забвения

Совершенного Источника – Ума,

«я» кажется реально существующим.

Из-за раги – демона привязанности к двойственности,

мы живём в клетке этого мира.

Отсеки корни неведения!

Познай Истинную Природу «Я»!

Нет иного Бхагавана, кроме Ума!

Всевышний Источник –

это Ум, Непостижимый и Безупречный.

Ум – он ни существует, ни не существует,

он источник сансары и нирваны,

он ни то, ни это,

по ту сторону крайних взглядов.

Мир – только Ум, Чистый,

Непостижимый и Бесконечный.

Пустота – только Ум.

Брахман, майя, Атман – только Ум.

Освобождение наступает, когда йогин

преодолел все сомнения относительно Ума:

«Я есть непрерывное Бытие-Сознание-Блаженство,

и Я безграничен, как пространство».

В совершенном Уме нет разделений

на Учения, касты и философии.

Нерождённый, вечно свободный Ум – Брахман,

не имеет ни начала, ни середины,

ни формы, ни бесформенности,

он не постигает и ни объект постижения.

В Высшей Реальности нет

ни признаков, ни ярлыков,

как я могу сказать о ней то или это?

Никакие утверждения на неё не влияют,

никакие отрицания не заставят её прекратиться,

а потому – преодолей сомнения,

обнаружив её в себе

самоисследованием и созерцанием!

Если самоисследованием

снова и снова проникаешь в своё «Я» –

увидишь его Пустоту, полную света.

Если исследуешь этот свет, поймёшь:

Безупречное сознание узнаёт себя прямо

как совершенно чистого Брахмана.

Так же, как лев видит в реке своё отражение,

или словно царь, видя дурные сны, просыпается

на своём троне, вспомнив себя царём,

о, сын, узнав себя, рычи, танцуя в пространстве!»

Ученики-шраманы,

муни, йоги, и грихастхи,

число которых было сто восемь,

среди которых был йогин Мауни,

сияющий, подобно солнцу,

получили он йогина Махамурти

такие наставления:

Комментариев: 9

Так говорил любимый Рабиндранат Тагор

Из книги «Гитанджали», нобелевской книги 1913-го. 

 

Жизнь моей жизни! Я всегда буду пытаться сохранять в чистоте свое тело, зная, что на всех членах моих — твое живительное прикосновение.

Я всегда буду пытаться охранять помыслы мои от неправды, зная, что ты та правда, свет которой зажжен во мне.

Я всегда буду пытаться изгонять все злое из моего сердца и питать в нем любовь, зная, что ты пребываешь в сокровеннейшем ковчеге его.

И целью моей будет — проявить тебя в каждом деянии, ибо я знаю, что ты подкрепишь меня.

 

Желания мои многи и крик мой жалобен, но ты всегда спасал меня суровым отказом; и этой мощной милостью проникнута вся моя жизнь.

Изо дня в день ты делаешь меня все достойнее тех простых, великих и непрошенных даров, кон ты ниспосылаешь мне, — этих небес, этого тела, и жизни, и разума, ограждая меня от напасти чрезмерных желаний.

Есть часы, когда я бессильно томлюсь, есть часы, когда я пробуждаюсь и спешу к своей цели; но ты неумолимо бежишь от меня.

Изо дня в день ты делаешь все достойное полного приятия тебя, отказывая мне ежечасно и ограждая от напасти слабых, неверных желаний.

 

Ребенка в княжеских одеждах и драгоценных ожерельях уже не радуют игры; одежды сковывают каждый шаг его.

Боясь разорвать или запачкать их, он сторонится от мира и боится шевельнуться.

Мать, не во благо ему твои золотые узы, если они отторгают от здорового праха земли, если они лишают его общения с великой красотой человеческой жизни.

 

Не пой, не славословь, не перебирай четок! Кому поклоняешься ты в этом уединенном темном углу храма, двери которого закрыты?

Открой глаза — и ты узришь, что твоего бога нет перед тобой!

Он там, где пахарь взрывает жесткую землю и каменщик дробит камень. Он с ними под зноем и ливнем, и одежды его пыльны. Сбрось твой священный плащ, и, подобно ему, иди к ним.

Освобождение? Но где обрести его? Наш господь с радостью принял на себя узы творения; он навеки связан с ними.

Выйдя из своего созерцания, оставь цветы и куренья! Что нужды, если одежды твои превратятся в рубище! Иди навстречу ему и трудись с ним в поте лица твоего.

 

Странствование мое долго, и путь мой долог. Я сел в колесницу рассвета и устремил свой путь по пустыням миров, оставляя следы на планетах и звездах.

Это самый далекий, но и самый близкий к себе самому путь, самый запутанный, но ведущий к совершеннейшей простоте песни.

Путник должен стучать в каждую чужую дверь, дабы найти свою, должен странствовать по всем мирам, чтобы в конце концов достигнуть сокровеннейшего алтаря.

Взор мой блуждал беспредельно — и вот я закрыл глаза и сказал: «Ты здесь!»

Вопрос и вопль: «О, где же?» — разливаются реками слез, и воды их затопляют мир верой: «Я есмь!»

 

Увы! В день, когда цвел лотос, мои мысли блуждали где-то далеко, и я не знал о том.

Моя корзина осталась пуста, и цветок остался незамеченным.

Лишь иногда грусть охватывала меня, и я пробуждался от моей дремы и чувствовал сладкий след какого-то благоухания в южном ветре.

Эта едва уловимая сладость томила мое сердце желаниями, и мне казалось, что это было жаркое дыхание лета, ищущего себе воплощения.

Я не знал тогда, что оно было так близко, что было во мне, и что эта совершенная сладость расцвела в глубине моего собственного сердца.

 

Я должен сойти в лодку. Увы, томительно часы тянутся на берегу!

Весна расцвела и сокрылась. И вот с ношей увядших ненужных цветов я жду и томлюсь.

Волны стали шумны, и на тенистую тропу, порхая, падают желтые листья.

Какая пустота! Не чувствуешь ли ты трепетания в воздухе, отзвука далекой песни, доносящейся с того берега?

 

Свету! Свету! Зажги его жарким пламенем желания!

Светильник не мерцающий — таков твой жребий, сердце! Ах, смерть — лучший удел твой!

Бедствие стучит в твою дверь и вещает, что твой господь бодрствует и зовет тебя на любовное свидание во мраке ночи.

Небо в тучах и дождь непрестанный. Я не знаю, что так волнует меня, — я не знаю, что со мною.

Вспыхнувшая на мгновение молния сгущает мрак еще более, и мое сердце бредет ощупью по той тропе, которой ведет меня музыка ночи.

Свету! Свету! Зажги его жарким пламенем желания!

Гром гремит, и бушует ветер. Ночь черна, как уголь. Рассей мрак! Зажги светоч любви своей жизнью!

 

Всеми мерами стараются удержать меня в своих руках те, что любят меня в этом мире. Но не такова твоя любовь — она сильнее их любви, но оставляет мне свободу.

Чтобы я не забывал о них, они никогда не покидают меня.

Проходит день за днем, а ты все пребываешь незримым.

Хотя я не называю тебя в молитвах, хотя я не ношу тебя в своем сердце, твоя любовь ко мне ждет моей любви.

 

Я вышел один на свидание. Но кто это следует за мной в безмолвном мраке ночи?

Я сворачиваю в сторону, чтобы избежать его; но тщетно.

Он поднимает пыль своей стопой; он присоединяет свой громкий голос ко всякому слову, произносимому мною.

Это мое маленькое «я», мой властитель, не знающий стыда. Но мне стыдно подойти к твоей двери в его сообществе.

 

В ночь усталости да усну я безмятежно, уповая во всем на тебя.

Не принуждай мои ослабевший дух к скудному служению тебе.

Это ты набрасываешь покрывало ночи на усталые глаза дня, дабы оживить его взор новой радостью при пробуждении.

 

Тяжки узы, но сердце страждет, когда я пытаюсь разорвать их.

Свобода — вот все, чего я хочу, но стыд — надеяться на нее.

Я знаю, что бесценные сокровища таятся в тебе и что ты мой лучший друг, но у меня не хватает сил вымести сор, что наполняет мой дом.

Одежда, облекающая меня, — прах и смерть. Но, сгорая ненавистью к ней, я все же ношу ее с любовью.

Мои прегрешения безмерны, пороки велики, мой стыд сокровенен и тяжел; но когда я прибегаю к тебе, ища своего спасения, я дрожу от страха, что моя мольба исполнится.

 

Тот, кого я облекаю моим именем, плачет в этой темнице.

Я вечно воздвигаю стены ее; и по мере того как она день за днем высится в небо, скрывается истинное существо мое.

Я горд высотой этой стены и замазываю песком и глиной малейшую скважину в ней — и теряю из виду истинное существо мое.

 

Пусть останется от меня самое малое, чтобы я мог сказать: ты — все.

Пусть останется самое малое от моей воли, чтобы я мог чувствовать тебя всюду и прибегать к тебе со всеми нуждами и предлагать мою любовь ежечасно.

Пусть останется от меня самое малое, чтобы я никогда не мог скрывать тебя.

Пусть останется самое малое от моих уз, чтобы я был связан с твоей волей узами твоей любви.

 

Где мысль бесстрашна и чело гордо поднято; Где знание свободно; Где мир не разбит на клетки перегородками; Где слова исходят из глубин истины; Где неустанное стремление простирает руки к совершенству; Где светлый поток разума не блуждает в бесплодной и мертвой пустыне песков; Где разум направлен к высоким помыслам и деяниям, — В этих небесах свободы, отец мой, да пробудится страна моя!

 

Ночь почти прошла в тщетном ожидании его. Я боюсь, что он внезапно придет утром к моим дверям, когда я усну от изнеможения. О подруги, откройте ему двери, не мешайте ему войти.

Если звук его шагов не разбудит меня, не будите меня и вы, прошу вас. Я не хочу, чтобы меня разбудил звучный хор птиц или бурный ветер на празднике утреннего солнца. Дайте мне спать безмятежно, даже если господин мой придет внезапно к моей двери.

О, мой сон, драгоценный сон, ждущий только его прикосновения, чтобы исчезнуть! О, мои сомкнутые вежды, что раскроются только при свете его улыбки, когда он предстанет передо мною, как сновидение, возникшее из мрака сна!

Пусть он явится передо мною, как первый из всех лучей и образов. Первый трепет радости в моей пробужденной душе да будет от его взора! И пусть возвращение из мрака сна сольется с возвращением к нему.

 

Разве вы не слыхали его тихих шагов?

Он идет, идет, идет.

Каждый миг, каждый век, каждый день, каждую ночь идет он, идет, идет.

Много песен, печальных и радостных, пела я, но всегда звучало в них: идет он, идет, идет.

В благоухающие дни солнечного апреля по лесной тропинке идет он, идет, идет.

Во мраке дождливых июльских ночей, в гремящей колеснице облаков идет он, идет, идет.

В печали, сменяющей печаль, это его стопы давят мне сердце, это от их золотого прикосновения сияет во мне радость.

 

Вот моя мольба к тебе, владыка, — сокруши, сокруши до основания скудость моего сердца!

Дай мне силу легко переносить мои радости и горести.

Дай мне силу соделать любовь мою плодотворной.

Дай мне силу никогда не отвергать бедных и не сгибать колен перед надменной властью.

Дай мне силу возвысить дух мой над суетой дня.

И силу подчинить с любовью все свои силы твоей воле.

 

Я думал, что мое странствие пришло к концу у последнего предела моих сил, что путь мой замкнут, что припасы мои истощились и настал час искать приюта в безмолвной тьме.

Но вижу — воля твоя бесконечна. Когда старые слова замирают на устах, новые рвутся из сердца; и там, где стезя теряется, открывается новая страна чудес.

 

Я не знаю, с каких далеких пор ты идешь навстречу мне. Твое солнце и звезды не могут скрыть тебя от меня навсегда.

Много утр и вечеров слышались твои шаги и стучался в мое сердце твой вестник, тайно звавший меня.

Я не знаю, отчего я так встревожена нынче, отчего трепет радости охватывает мою душу.

Точно настало время кончить мой труд, и я чувствую в воздухе слабый аромат твоего сладостного присутствия.

 

Много, много дней не было дождя, господь мой, в моем иссохшем сердце. Небосклон чист — ни единое тончайшее облачко не омрачает его, ни единого слабого намека на дождь.

Ниспошли, если будет на то воля твоя, гневный вихрь, черный, как смерть, и ослепи бичами молний небо от края до края.

Но развей, владыка мой, этот всепроникающий, безмолвный зной, неподвижный, жгучий и беспощадный, сожигающий сердце безысходным отчаянием.

Да снизойдет с высот облако милосердия, подобно полному слез взору матери в день гнева отца.

 

Что я жажду тебя, только тебя — пусть мое сердце без конца повторяет это.

Все желания, что смущают меня денно и нощно, в корне ложны и суетны.

Как ночь скрывает в своем мраке моление о свете, так в глубине моего существа звучит крик: я жажду тебя, только тебя!

Как буря ищет покоя, изо всех сил борясь с покоем, так мой мятеж восстает на любовь и не молкнет его крик: я жажду тебя, только тебя!

 

Когда сердце ожесточится и иссохнет, пади на меня ливнем милосердия.

Когда в жизни не станет радости, пролей поток песен.

Когда суета дня поднимает свой грохот со всех сторон вокруг меня, приди ко мне, владыка тишины, с миром и покоем.

Когда мое оскудевшее сердце затаится, сожмется, распахни дверь настежь, царь мой, и войди с царской торжественностью.

Когда обманчивые желания ослепят мой разум, ниспошли, благий, бодрствующий, твои молнии и громы.

 

Да сольются все радости в моей последней песне: радость, что заставляет землю утопать в буйном обилия трав, радость, что кружит в пляске близнецов — жизни и смерти — по необъятному миру, радость, что мчится с бурей, потрясая и пробуждая жизнь смехом, радость, что в слезах поникла над раскрытым красным лотосом страдания, и радость, что в прах повергает все, что имеет, и не ведает слова.

Комментариев: 4
Страницы: 1 2 3 4 5
Unity-27
Unity-27
Было на сайте 20 минут назад
Родилось: 1 Октября
тел: +380500290277
Читателей: 19 Опыт: 767.48 Карма: 10.2583
все 27 Мои друзья